milutka

форум милютинского района


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

ГЛАВА 27. СНОВА НА РАСПУТЬЕ. ВСТРЕЧА С ВСЕСЛАВОЙ.'''

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Размышления Василия Буслаева и мои о безнадежном неразумии Вселенной и наших поступках вызывают содрогание. Бога нет! Но кто тогда нас спасет от вседозволенности, саморазрушения или срывов в безнравственность? Общечеловеческая мораль, семья или мы сами? Такие мысли одолевали меня после моего возвращения из Константинополя. Я снова был на распутье. Как жить, в кого и во что верить.
В соответствии с последней волей Василия, я неожиданно получил в наследство от него ладью и главенство над его дружиною. Я пребывал в недоумении и растерянности. На помощь мне пришел Илларион. Он предложил мне и дружине сопровождать торговые корабли и охранять их от нападения разбойников за определенную плату и тем самым честно зарабатывать себе на жизнь. Благо, что такие услуги купцами были сильно востребованы. Так волею судьбы я стал мореплавателем и атаманом отпетых разбойников. Первое, что я сделал, то приказал меня не называть больше Жизномиром. Я попросил команду меня называть Авилом и придумал себе прозвище - Железный кулак. Отпустил себе усы и небольшую бороду, приодел себя и команду в добротные и красивые европейские камзолы. Ввел на судне строжайшую дисциплину и порядок. Без работы мы не скучали, так как строго выполняли свои обязательства по охране купеческих кораблей. Нас разбойники боялись и не рисковали нападать на сопровождаемые нами торговые караваны, так как мы заранее пресекали любую попытку нападения. Об этом нас предупреждали наши лазутчики, которые заранее выдвигались вперед по нашему маршруту и сообщали о засадах. Мы ходили на стругах по традиционному маршруту - «из варяг в греки», или по Волге - «из славян в арабы». Сопровождали мы купцов и зимой, конным санным ходом по льду по нашим русским рекам. Богатства сыпались на нас, как из рога изобилия. Добрая слава о нашей храбрости и порядочности шла впереди нас. Все были довольны. Так прошло несколько лет. Я, кажется, пришел в себя и снова обрел душевное спокойствие.
Ранней весной 999 года мы сопровождали большой караван торговых судов по реке. На землях кривичей, родине моей бабки Ольги, сделали остановку на ночь. Неожиданно я услышал, как пронзительный вой огласил воздух. Луна выступила из-за облаков, и при ее свете все увидели, что в двадцати шагах от нас, на склоне холма, скорчившись на камне и закрыв лицо руками, сидела высокая женщина. Я и Илларион бросились к ней. Женщина была так поглощена своим горем, что не видела и не слышала наше приближение. Я с любопытством посмотрел на нее. Это была женщина средних лет, очевидно, когда-то красивая, с удивительно выразительными изумрудными зелеными глазами. Ее прямые светлые волосы поседели, руки и ноги были тонки и красивой формы. Больше я ничего не мог рассмотреть при свете факела, так как лицо она закрыла руками, а сама закуталась в рваное одеяло.
- Матушка, тихо проговорил я, - что с тобою, почему плачешь?
Женщина с криком ужаса вскочила на ноги. Вид ее был так странен, что мы ее приняли сначала за блаженную. Она упала перед нами на колени.
- Изыди, изыди , злой вепрь, - прокричала она, обращаясь ко мне, - о, ты, победам которого я была предназначена в жертву и от кого в молодости бежала и родила! Тебя ли я вижу во плоти, господин ночи, и моей первой любви, жестокий и непобедимый князь Крови и Ужаса с твоим злым волхвом? Убейте меня, и пусть мой грех будет очищен!
- Кажется, - заметил Илларион, - мы имеем дело с сумасшедшей!
- Нет, волхв Мрака, - ответила женщина, - я не сошла с ума, хотя недавно была близка к этому!
- Но меня никто никогда не звал волхвом Мрака! – крикнул с раздражением Илларион.
- Перестань говорить глупости и скажи боярину Авилу, по прозвищу Железный Кулак, откуда ты, кто такой Мрак и князь Крови и Ужаса?
Женщина подошла к нам так близко, что мы ощутили ее дыхание. Она стала пристально рассматривать наши лица, затем отступила назад и громко проговорила:
- Не знаю! И внезапно переменив тон, добавила просительно:
- Голод и утомление смутили мой разум, и я говорила вздор. Забудьте все, что я сказала, и дайте мне поесть. Я умираю с голода! После этого я расскажу вам мою историю и для чего я, дочь волхва, Всеслава, искала благородного и храброго Авила, по прозвищу Железный Кулак. Утолив голод, старуха поведала нам свою историю.
- Я, дочь некогда известного на земле кривичей волхва Драгомила, по прозвищу Лютый, который уже давно покоится в Матери Сырой Земле. Живу в лесу, неподалеку от псковского городища, в двух днях пути отсюда. Мой муж, пусть земля ему будет пухом, был некогда богатым купцом, но запил и разорился. Вскоре он умер, а я осталась одна с дочкой Прекрасой. Она была умница и красавица, но наши Боги забрали ее в лучшие миры при родах, а мне оставили внучку, умницу и красавицу, какой была ее покойная мать.
С внучкой я не знала горя, так как она была трудолюбива и смешлива. Мы выращивали зерно, занимались бортничеством и пчеловодством. Ставили силки на дичь и зверя. Тем и кормились. Наш дом был полной чашей.
Любое дело горело в руках Преславы. Так звали мою внучку. Она никогда не отчаивалась, если случались трудности, то с улыбкой принимала все невзгоды жизни. Я научила ее читать и писать. Читать книги – стало ее любимым занятием, особенно в долгие зимние дни и вечера.
Несколько дней назад, рано утром, когда я готовила завтрак, а Преслава по обыкновению одевшись, читала книгу на крылечке дома, раздался шум. Я выглянула в окно и увидела много людей; белых, арабов и мулатов; один из них был верхом на лошади, а остальные пешие; за ними тянулся длинный караван невольников с веревками на шее. Человек, сидевший верхом на лошади, был стар и толст, с седыми волосами и с желтым, морщинистым лицом. Я его знала раньше и много о нем слышала. Наш славянский народ зовет его Желтым Упырем. Он дважды в год наведывается на наши земли с Варяжского моря на ладьях и забирает наших людей, для торговли на невольнических рынках.
Моя голубка не успела убежать, и ее схватили двое проворных мулатов. Я спряталась в густых зарослях дерна и ничем не могла помочь внучке.
- Наслышан, очень наслышан о твоей красоте, Преслава, но она превзошла все мои ожидания. Славная у меня сегодня добыча! – приговаривал довольный работорговец, глядя, как сопротивляется девушка двум бандитам.
- Птички с серебристыми перьями не часто попадались в мои силки. Богатые и вельможные люди только за такие глаза, как у тебя, отдадут многое и даже женятся.
Так говорил желтый негодяй. Моя пичужка испуганно смотрела на него; слуги работорговца потешились над его словами. Вскоре караван двинулся в путь. Я вышла из убежища и незаметно пошла за ними на расстоянии. Я шла за ними четыре дня и ночи, пока, наконец, у меня не вышла пища и силы не оставили меня. На утро пятого дня, я не могла больше идти и, выйдя на вершину холма, взглядом проследила, где их лагерь.
Я вернулась в свое городище и попросила нашего старейшину собрать мужчин и напасть на лагерь работорговцев, но он не захотел, сославшись на весенние полевые работы и отсутствие оружия.
- Трусы! Черви навозные! – сказала я им.
Добрые люди посоветовало мне найти тебя и обратиться за помощью. Они сказали, что только ты можешь помочь моему горю. И вот я у твоих ног и умоляю о спасении моей внучки. Прости, что приняла тебя и волхва за людей, которые в дни моей молодости нанесли мне большую обиду, которую я никак не могу забыть. О, боярин, я тебе кажусь бедной и жалкой, но скажу тебе, что если ты освободишь Преславу, то я тебе открою большую тайну и укажу, где спрятаны сокровища князя Святослава, завоеванные в походах. Их хранителем был мой отец. Дикий вепрь давно погиб и о них знаю только я и моя внучка.
Выслушав невероятный рассказ старухи, я и Илларион подумали, что горе помутило ее рассудок. Однако я успел заметить, что на лице женщины, когда она говорила, выражалось только сильное волнение, но не сумасшествие. Мне ее по-человечески стало очень жалко. Я ее спросил:
- Матушка, можешь ли ты найти дорогу к этому месту?
- Да, князь, - твердо ответила старуха. Надо пойти вдоль реки. В два дня или более дойти до переправы на реке Великой возле городища Выбуты, а после один день по лесу к Злому болоту, где имеется небольшой островок. Это и есть логово Желтого Упыря. Место это скрыто и хорошо защищено болотами. Там много стражников и собак.
Глаза ее заблестели, в них загорелась искорка надежды, и она первый раз нам улыбнулась. В ее уголках губ .На пути к работорговцам
было, что-то мне родное и близкое. Мне показалось, что подобную улыбку я когда-то видел, знал и даже любил. Я попытался напрячь свою память, вспомнить, но на ум ничего не приходило. И тут я решил про себя, что такие улыбки бывают у всех матерей и бабушек.
- Не говори мне больше ни о каких сокровищах и вознаграждениях, - сказал я ей раздражительно. Иди спать, ты очень устала. Утро, вечера мудренее. Завтра мы решим, как тебе помочь! Заметь, матушка, что я тебе ничего не обещаю. Сначала я должен подумать, все разузнать, прежде чем тебе, что-то обещать. Старуха загадочно улыбнулась и сказал
- Не сомневаюсь, ты обязательно мне поможешь и сам это знаешь!
Довольная, она сразу же заснула, как только прилегла на овечью шкуру.
Пока старуха спала, я пригласил к себе местного лоцмана, который мне сказал, что старуха говорит правду. Он лично знал Желтого Упыря и тот часто пользовался его услугами, по проводке его судов с невольниками в Варяжское море.
На следующее утро я проснулся рано от тревожного сна. Мне снилась девушка с изумрудными зелеными глазами. Она манит меня за собой. Обнимает, целует и нежно ласкает. Подводит к краю пропасти и толкает. Проснулся я в холодном поту…
Старуха встала раньше меня. Она сидела возле моего шатра, готовая сейчас же отправиться в путь.
- Хорошо спалось, добрый человек? - приветствовала меня хитрая Всеслава, улыбаясь. Я ответил ей в том же тоне:
- Спасибо мать, хорошо! Мне приснился сон, что я стал очень богат. Видно, ты принесешь мне и моим друзьям счастье, - соврал я.
- Благие деяния всегда вознаграждаются Господом, и только он решает, кому быть счастливым, а кому нет! Богатство не делает людей счастливыми. Если ты считаешь по-другому, то ты будешь очень богат, а значит счастлив. Я свое слово сдержу, даже если наша затея по освобождению внучки нам не удастся, и мы останемся живы. В знак особого расположения к тебе, Железный Кулак, прими этот подарок из схрона Святослава. Этот огромный красный рубин некогда подарил мне киевский князь Святослав,- почти торжественно сказала Всеслава, развернула грязную тряпку и передала мне рубин необычайной величины и ослепительного блеска.
- В твоем схроне много таких камней? - спросил я старуху, с предыханьем.
- Нет, с десяток, но там есть много золотых и серебряных безделушек, - отвечала с улыбкой Всеслава. И вдруг, сделав серьезное лицо, торжественно произнесла:
- Авил, ты принял мой подарок. Я его заговорила. Отныне ты мой раб, а я твоя рабыня. Мы с тобою связаны общей тайной о сокровищах Святослава, и твоим обещанием спасти Преславу. Да помогут нам в этом наши языческие Боги и наш Господь!
- Да, матушка, я взял камень и сдержу свое обещание, но откуда ты знаешь князя Святослава и про его схрон с драгоценностями. Это долгая и грустная история, Авил, но я тебе ее расскажу.



Посмотреть профиль http://milutinskay-1876.forum2x2.ru/f1-forum

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения