milutka
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
milutka

форум милютинского района


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

'''ГЛАВА 20. ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ ИЗ ЦАРЬГРАДА, МОЕ ПЕРЕРОЖДЕНИЕ ВЕРОЙ. СМЕРТЬ БОГДАНЫ…'''

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Александр Багор


Лучше вести счет своим победам, чем поражениям! Счет неудачам, воспоминание о них забирают у нас силы и могут привести нас к трагическим последствиям…
Мое принятие православной веры, брак с Богданой сделали меня совсем другим человеком. Меня больше не привлекала слава, богатство, женщины… Я жил помыслами божьими, любовью к Богдане и заботами о моей родине. Я наивно полагал, что мы можем жить, как греки, если будем отдавать всего себя служению своему отечеству и полагаться на Господа. Обо всем этом я поведал князю Владимиру, когда отчитывался перед ним о поездке в Царьград. Я от него ничего не утаил. Он меня внимательно выслушал, и был сильно удивлен моим мыслям и желаниям, но не высказал, ни одобрения, ни порицания.
Буквально через день я принес ему свои предложения. Я призывал конунга обратить внимание на экономное расходование денег, находящихся в княжеской казне, употреблять их только на нужды княжества, ибо это священный фонд, который следует беречь, чтобы держать в страхе наших врагов, и излишки которого должны идти на создание новых городов и крепостей. Затем я предложил государю вернуться к опыту хозяйственного обустройства Руси его мудрой бабки княгине Ольги: уставам, урокам, а также вплотную заняться просвещением и образованием славянского народа.
Я прекрасно знал, что князю Владимиру доставило огромное удовольствие мое сообщение о том, что о нем думают в Константинополе. Я этим воспользовался и добавил в свои предложения пункты об укреплении военного союза с греками, расширения торговли и оказании помощи нам в деле просвещения Руси. Конунг одобрил без всякого энтузиазма мои предложения и предоставил мне их решать, как мне заблагорассудиться - на свой страх и риск. И я этим пользовался.
Мне удалось с помощью отца Михаила и приехавших из Царьграда миссионеров открыть несколько новых школ в крупных городах Руси и добиться более выгодных условий для наших купцов, торгующих с Византией. Я упорядочил казну, и все свои усилия направлял на обустройство старых и строительство новых городов. Моими первыми помощниками стали боярин Нарышкин, Шибалко, Стоян, Братонежко, Савелий и Афанасий. Как я понял, князь Владимир был доволен мною и моей командой, так как он мне не мешал в моих делах.
Я был совершенно счастлив! Любимая работа, любящая женщина, признание в обществе. Одно огорчало – вынужденная разлука с Богданой. Сначала болезнь, затем ее тяжелая беременность надолго разлучили нас. Я сильно скучал по Богдане, много ей писал, и только работа помогала мне пережить с ней разлуку. Летели дни, недели, месяцы… Я ждал рождения ребенка, забываясь в работе.
Варяги называли Русь страной городов – Гардарики. В мою бытность их было, по крайней мере более двадцати четырех. Название наших городов в основном были славянские: Белоозеро, Перемышль, Изборск …Выбор места для строительства города - крепости всегда диктовался военными соображениями. Их я расширял и укреплял, строил новые.
В этих городах бурно развивалось ремесло. Русские гончары умели, кроме посуды научились делать детские игрушки, кирпичи, облицовочную плитку. Из льна и шерсти, изготавливались добротные ткани. Появились в массовом порядке портные, ткачи, плотники, кузнецы и т.д. Самым распространенным было кузнечное ремесло. Кузнецы производили разнообразные изделия из металла, в том числе драгоценного: сельскохозяйственные( лемеха, косы, серпы), плотницкие (топоры, скобели, долота).Из злата, серебра, и меди изготавливали украшения, культовые предметы, декоративную и столовую утварь. Развивалось литейное дело.
Широко применялась русскими мастерами ковка, чеканка, гравировка, чернение. Высочайшего уровня искусства достигли русские оружейники. Их мечи, кольчуги, , боевые щиты, и конические шлемы высоко ценились в Польше и Венгрии, Дании и Швеции. Богатые люди в массовом порядке начали строить себе роскошные терема. Они были просторны, украшались росписями, отличались богатством внутренней отделки, имели башню- терем. Русские города стремительно меняли свой облик. Я радовался, как ребенок этим преобразованиям и новому лику городов.
В 988 году Владимир неожиданно для меня решил выступить с войском на греческий город Корсунь. Все мои усилия по укреплению союза Руси с Константинополем в один миг превратились в прах. Я негодовал по этому поводу, на что князь мне с улыбкой отвечал:
- Жизномир, друг мой сердечный, успокойся! То, что ты хочешь, хочу и я, только более верным и быстрым путем. Будет тебе союз Руси и Византии, но более для нас выгодным и почетным.
Я был сильно удивлен оптимизмом конунга, но меня больше всего волновала судьба Богданы и еще не родившегося моего ребенка, которые стали невольными заложниками этой неожиданной войны.
У Богданы были тяжелые роды. Как мне рассказывали, схватки продолжались около тридцати часов, а ребенок все не появлялся на свет. Оставаясь в своей комнате с принцессой Анной и врачом, Богдана встретила приступ страданий со стойкостью, достойной уважения. Когда схватки стали более болезненными, она старалась не кричать, считая делом чести вести себя со стоицизмом настоящей знатной дамы. И не один стон не вырвался из-за ее сжатых зубов. Однако испытания продолжались слишком долго. Из мокрой постели, где она билась, как попавший в ловушку зверь доносились непрерывные человеческие вопли. Проходили часы в этом крике, и голос ее слабел. Она молила Бога и желала только одно: умереть…
Ее крики отдавались эхом в сердцах императоров Константина и Василия, молодой принцессы Анны. Уже рассвело, но царская семья не ложилась спать. Однако, когда в храмах зазвонили колокола, возвестившее об утренней молитве, из комнаты молодой женщины вырвался стон, завершившийся отчаянным рыданием, император Константин не выдержал:
- Это невыносимо! – воскликнул он, – ничего нельзя сделать? Неужели ей обязательно терпеть такие муки?
Император Василий пожал плечами.
- Похоже, что так и должно быть… и врачи сказали, что первый ребенок иногда заставляет ждать себя долго. Особенно, когда рождается мальчик. Затем, помолчав немного, добавил:
- На все воля Господа Бога!
Наверное, так захотел наш Бог! Он дал мне сына, но забрал у меня Богдану. Несчастная моя жена так страдала во время родов, что потеряла сознание. Она не услышала первый, необычно мощный крик новорожденного, которого приняла первая на руки принцесса Анна:
- Мальчик! Сладчайший Иисусе! – признесла она и заплакала. Не приходя в сознание, Богдана умерла. Было это в день начала осады Корсуня, но об этом я еще не знал.
Первый раз увидел я своего ребенка в Корсуне. Его привезла с собой принцесса Анна. Ему было более года, и он уже улыбался. Она торжественно и с величайшей осторожностью протянула мне хрупкий белый сверток с розовым крохотным существом со словами:
- Сударь, у вас прекрасный и здоровый ребенок! Он великолепен! Возьмите его! - В ее глазах были слезы радости, умиления и счастья, как будто она была родной матерью моего ребенка. Не знаю, что на меня нашло, но, я даже не посмотрел на своего ребенка, наверное, сработал долго копившийся во мне рефлекс виновности моего сына в смерти матери. Я резко отвернул голову и сжав челюсти, неожиданно для себя пробормотал:
- Унесите это!...Я не хочу его видеть!
Гречанка нахмурила брови, неприятно пораженная моим поведением и яростью моего тона.
- Жизномир, я не узнаю вас! Вы не хотите видеть своего сына? – В глубокой растерянности она смотрела то на меня, то на князя Владимира. Слезы непроизвольно хлынули с моих глаз, и я попросил у князя и княгини разрешение удалиться, так и не сказав княгини, ни одного слова благодарности за ее великодушие, помощь и доброту, проявленную к моей жене и ребенку. Во мне говорил язычник.
Только спустя много времени, я в полной мере осознаю свою ошибку и буду глубоко раскаиваться в содеянном. Это был мой наследник !Плоть от плоти , кровь от крови моей..Надежда любого мужчины, продолжатель рода и твоего «я».В этом небольшом пакете из тончайшего полотна и кружев, который принцесса Анна прижимала к сердцу с такой любовью и нежностью, словно в нем был сам Сын Божий, покоились века традиций, блеск рода знатных князей Рюриковичей, мое отцовское счастье, которое я от себя оттолкнул…



http://milutinskay-1876.forum2x2.ru/f1-forum

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения