milutka

форум милютинского района


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

'''Глава 6. Превратности судьбы. Смерть Вадима Храброго.'''

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Певец земли русской Гудислав, так скажет о неожиданном возвышении Дира и Аскольда:
- О, как непостижимы разуму превратности судьбы, как и смирение нашего народа, чьими судьбами играют отдельные личности и не всегда во благо, а зачастую во вред людям и отечеству. О, терпеливая и доверчивая русская душа! Как, где такое возможно, чтобы два незнакомых чужака пришли в твой городок и спросили:
- Чей он?- А ему ответствовали:
- Ничей! Пришли какие-то хазары и сказали, чтобы мы платили им. Вот и платим!
- Чудно и непостижимо наше смирение, доходящее до безразличия к себе и своему отечеству! И в этом еще одна особенность нашего русского характера и бытия! Слава нашим Богам, что они не дали Киеву худших правителей!
Сие великие мужи, Дир и Аскольд начали под именем россиян властвовать ,как государи в Киеве и помышлять о важнейшем предприятии, достойной норманнской смелости и дерзости - походу на Константинополь . Сии мужи прославили Русь , а Русь прославили их. Имена первых правителей киевской Руси сохранились в памяти благодарных потомков.
Вначале о странных правителях - иноземцах ходили противоречивые слухи. Одни люди уверяли, что пришельцы злы и жестоки, корыстны, жаждут богатой дани и крови и пришли на земли полян лишь с желанием сеять здесь рознь и силой отбирать у киевлян их богатства. Другие рисовали их строгими, но справедливыми, доброжелательными и милосердными правителями. Особенно усердствовали в восхвалении их достоинств киевские волхвы, которых братья к себе сильно приблизили и осыпали княжеской милостью. Те стали уверять народ, что их правители посланы на земли полян самим Верховным божеством славян Сварогом (он же Род) и Солнечными богами Хорсом, Ярило, Дажь-богом, которые являются братьями норманнского бога Одина. Они призывали полян почитать сих мужей, как посланцев божьих, верить им и слепо подчиняться.
- Они – спасители и защитники земли русской! – На всех углах кричали волхвы. - Горе тем, кого постигнет кара князей Дира и Аскольда! И гром, и молния не так страшна, как ярость правителей киевских. Их гнев сжигает, как огонь, а взгляды их суровые заставляют кровь стынуть в жилах виновных.- стращали волхвы народ на площадях и при языческих обрядах. Хлеб – всему голова.
В доказательство сему, волхвы делали различные предсказания в отношении новых правителей и они непременно сбывались. Они предсказали победу киевских князей над отрядом хазар, прибывших на полянские земли за данью, добрый урожай, нападение разбойников Вадима Храброго на караван княжеских купцов, следующих в Византию с княжеской данью и многое другое, в которое было трудно не поверить. Так, в начале своего правления, укрепляли свою власть Дир и Аскольд с небольшой группой сотоварищей на киевских землях:
- Хвала их уму, дерзости и отваге!- Так о деяниях сих князей отзовется мудрый Гудислав, а потом посетует, - конечно, такие не честные поступки, связанные с оболваниванием темного люда совсем не красят первых князей русских, но скажи, мой друг, кто из последующих русских правителей не грешил этим и не продолжает грешить сегодня? Стыдно должно быть нам, а не им, что мы все принимаем на веру! – вопрошал ко мне гусляр.
Мы так же должны признать и другое – наш народ часто недооцениваем своих правителей. Зачастую, мы о них судим поверхностно, не зная всех обстоятельств дела. Такая оценка, сродни глупости! Но одно бесспорно – за любого человека говорят его поступки и деяния.
Предания, сказания Гудислава гласили, что киевские правители Аскольд и Дир, стали первыми князьями, которые защитили славянские земли от безнаказанных набегов хазар и печенегов. В этой войне Аскольд потерял своего любимого сына и наследника Александра. Пробиваясь через кочевнические заслоны, дружинники князя открыли киевским купцам торговые города южнее Каспия. Из этих дальних походов и путешествий, сподвижники князей киевских привозили на Русь шелка, оружие, пряности. Сии великие мужи наладили выгодную торговлю с Западными народами и Византией. В «страну Рус» потянулись караваны торговых людей с Европы. Так европейцы , и в, особенности Византия, благодаря Аскольду и Диру , впервые узнали о руссах и их богатствах. Но на этом братья не успокоились. Они дерзнули объявить себя врагами византийской империи и попытались заставить себя уважать. Судоходный Днепр способствовал этому: вооружив в 865 году двести судов сего витязи севера, издревле опытные в кораблеплавании, открыли себе путь в Черное море и, в самый Воспор Фракийский. Они опустошили огнем и мечом берега его и скоро осадили Константинополь с моря. Столица Восточной империи в первый раз увидела сих грозных неприятелей; в первый раз с ужасом произнесла имя россиян. Греки приняли их за скифов, настолько был велик их страх. Чудо спасло греков, хотя они уповали на бога и икону Богоматери, которую погрузили в море. Неожиданно поднялась буря, которая рассеяла и истребила русский флот и только слабые его остатки возвратились в Киев.
Сей факт говорит о многом. И дело не в победе или поражении русского оружия. Русь стала равной среди равных держав, с которой начали считаться впервые в Европе. И в этом, безусловно, заслуга первых правителей Руси, великих князей киевских Дира и Аскольда.
С богатыми и знатными людьми бывает тоже, что и с бедными. Нередко так случается, что течение совершенно случайных обстоятельств или случай, бедных и не знатных превращает в богатых, а богатых и знатных в бедных. Потеряв все – имя, честь, богатство, Вадим превратился в изгоя. Одержимый местью и желанием справедливости молодой боярин вступил в неравную борьбу с обидчиками. Став во главе таких же, как и он обиженных боярами и местными князьками, старейшинами, молодой боярин начал нападать на княжеских вельмож, их торговые караваны и беспощадно их грабить. Его шайки разбойников орудовали от Новгорода до Киев града.
Варяжской тактике боя, дерзкий боярин противопоставил свою, традиционную, славянскую. Привыкшие биться не стеною, не рядами сомкнутыми, а ватагами рассеянными и всегда пешими, состоящих из одного племени и следуя только одному принципу – родства, внушению, что каждый в ответе за другого, особенной, личной смелости и мужества и общему велению победы до последнего конца; не зная благоразумной осторожности, которая предвидит опасность и бережет людей, разбойники безрассудно бросались прямо в середину врага и безжалостно их истребляли. Сие отважные люди сверх своей храбрости имели особенное искусство биться в лесу, скрываться в траве, в реке, дыша в камышовую трубку, изумлять неприятеля мгновенным нападением и брать их в плен. Вооруженные мечами, дротиками, стрелами, намазанными ядом и тяжелыми щитами, они не оставляли никого шанса врагу на победу в лесистой местности. Битвы в открытом поле разбойничье братство избегало. Посланные Диром или Рюриком немногочисленные дружины варягов, уничтожались разбойниками или возвращались не с чем. Слава о Вадиме Храбром привлекала в его ряды обиженных, искателей приключений и желающих разбогатеть на разбое.
- Пусть меня покарает Один, пусть меня возьмут злые демоны, если я не избавлюсь от этих разбойников, которые грабят мои караваны! – кричал в бешенстве киевский князь Дир.
- Мой дорогой брат! Не того бы хотелось, да так сталось. Что толку от вашего гнева? Вы тешите себя несбыточной мечтой сразиться с Вадимом Храбрым в открытом бою. Он, не дурак и прекрасно понимает, что здесь проиграет. Надо пойти на хитрость. Разведать, где его лагерь, окружить и уничтожить разбойников!
- Чума на вашу голову, братец! Вы всегда мне и во всем противоречите! – недовольно прорычал Дир.
- А вы, брат мой, глупеете, видно от страха, на глазах. Он не человек, а какой-то демон. Хитер, силен и ловок. Уходит от нас из под нашего носа! Ты видел Аскольд, как он великолепно вел отступление и словно призрак растворился со своими разбойниками в лесу? Все три недели, что мы за ним гонялись, он разгадывал все наши хитрости и неожиданно на нас нападал. Этот демон обходил все наши ловушки и умеет не попадаться нам на глаза. Я думаю - нам надо подкупить кого- то из его близкого окружения и убить, а разбойники сами разбегутся. Так, ни о чем не договорившись, братья расстались недовольные друг другом.
А в это время Вадим Храбрый стоял на носу торгового судна, переодевшись в богатые одежды арабского купца и подходил к Киев граду. Его лихие люди небольшими группами под видом мирных граждан просачивались в городище. Вадим Храбрый дерзнул осуществить свой смелый план - посеять смуту в городище, убить Дира и Аскольда, а затем захватить город. Весь его расчет строился на том, что его поддержат киевляне.
Стоял ясный день, дул холодный свежий ветер. Нервное возбуждение охватило всех разбойников, начиная от капитанов судов торгового каравана и кончая простыми мужиками гребцами: каждый из них гадал, что готовит им будущее. Перед ними простиралась огромная стена из земляного вала и толстых бревен, преграждающая путь в город от пристани. Стоящие на деревянных вышках и крепостной стене стражники, сонно и равнодушно взирали на торговый караван из пяти судов. Они даже представить себе не могли, что кто-то из гавани осмелиться напасть на городище.
Вадим Храбрый был истинным купцом, и ему не надо было играть эту роль. Все его распоряжения по разгрузке части товара команда выполняла быстро и четко. Киевская таможня, после небольшого торга, получила причитающую ей пошлину и личные подарки от щедрого купца, дала добро на торговлю. Вскоре, ватага Вадима растворилась в городе.
Киев град, по сравнению с Новгородом, казался жалкой деревушкой. Древнее предание гласит, что сие городище было основано в шестом веке и связано с личностью князя Кия. Эта страна была обширна, а жители непокорны и держались вызывающе воинственно. Однако в мирской жизни , поляне были менее заносчивы словен, образованнее, кротки и тихи обычаями; стыдливость украшала киевских жен; брак издревле считался святою обязанностью между ними; мир и целомудрие господствовали в семействах. Северяне, новгородцы, уподоблялись древлянам, радимичам и вятичам. Они имели обычаи дикие, подобно зверям: в распрях и ссорах убивали друг друга; не знали браков, основанных на взаимном согласии родителей и супругов; они уводили или похищали девиц. Безуспешные попытки Вадима и его соратников подбить на смуту смиренных полян против варягов результатов не дали.
Ночь в Киеве наступила сразу без сумерек. Она, как черное покрывало, свалилась на крыши домов, долину, лес. Повелитель разбойников сидел в таверне злой и недовольный. Он усмехался, по – волчьи обнажив свои желтые зубы, и сухо шутил с четырьмя киевскими купцами, которые жаловались ему на киевских князей:
- Ты не можешь не знать, купец, - вещали они,- что в нашем городе торгует один князь Дир, скупивший множество лавок и складов. Он снаряжает большие, хорошо охраняемые караваны и привозит из Греции, Булгарии много товаров и продает их по низкой цене. Вскоре мы станем все нищими!
- Дир – заноза в нашем теле, - зло бросил молчаливый и угрюмый купец по имени Кудря.
- Так вырвите эту занозу, - пьяно усмехнувшись, проговорил Вадим.- Кудря и трое его друзей переглянулись и с испугом посмотрели на дерзкого купца. Или вы хотите, чтобы за вас это сделал я? Наступила гнетущая тишина…
- Наемных убийц найти не трудно. Ими кишат все окрестные леса, заметил Вадим.
- Э-э…верно. Оно бы и очень можно, да никак нельзя. Но у Дира и Аскольда своя дружина, которая охраняет их день и ночь и спит у его ног. Дира и Аскольда даже хотел отравить разбойник Вадим Храбрый, но его заговор был раскрыт, - произнес доселе молчавший купец с лисьими глазами и угодливыми повадками.
Повелитель разбойников весело рассмеялся:
- Как бы вы не хотели, друзья мои, но подлое убийство не пользуется успехом у добрых полян, не так ли? Возможно, злые души киевских князей понравились нашим языческим Богам и они гоняются за нашими честными душами!
Киевские купцы притворно рассмеялись. Верный друг Дубовер отвернулся, не в силах удержаться от улыбки.
Вадим наполнил кубки вином и предложил тост:
- За славный град Киев и моих новых друзей! Завтра я покидаю вас, но надеюсь скоро увидеться, - произнес Вадим и осушил бокал до дна, а затем удовлетворенно вздохнул. Киевские купцы осторожно отхлебнули по маленькому глоточку, жалея о том, что связались с хитрым купцом и были так откровенны с ним.
Покинув таверну , Вадим приказал готовиться к отплытию, а сам встретился тайно с единомышленниками и поделился с ними новым планом мщения киевским князькам.
Вадим Храбрый был смел, но не до безрассудства. Он был большим любителем ночных приключений, но не в городе , и тем более при свете факелов. Его стихией был лес. Тем не менее, он решил сжечь все лавки и склады князей киевских и попытаться на них напасть во время пожарной суматохи, когда те попытаются спасти свое добро. Для этого он был готов рискнуть своей жизнью и жизнью своих друзей.
Устроив торжественное отплытие от киевской пристани своего торгового каравана, под видом рыбаков он снова вернулся с небольшой группой смельчаков назад в город.
Глубокой ночью в трех частях города поднялось огромное зарево. Горели склады и торговые лавки в районе пристани, княжеского квартала и входа в город. Гигантские костры осветили весь город. Видно было, как при свете дня. Соседние со строениями деревья вспыхнули, и торжествующее пламя стало пожирать другие дома. Сотни людей бросилось спасать свое имущество. Киевские князьки на пожаре не появились. В суматохе Вадим со своими людьми незаметно покинул городище. Но далеко ему уйти не удалось. Киевские купцы предали Вадима Храброго. Они указали пути отхода разбойников.
Варяжская дружина настигла Вадима и его друзей у днепровских порогов на рассвете. Часть его рати сразу сдалась в плен варягам или разбежалась. Боярин пришел в бешенство. На него было страшно смотреть. Дубовер, его слуга и верный друг, тоже пытался бежать, но Вадим схватил его за руку, бросил на землю и хотел убить его. Он уже поднял свой меч, как тот , закрыв лицо руками, ожидал смерти. Но Вадим Храбрый приказал ему встать.
- Иди! – сказал он.- Иди к врагам русской земли и живи, если сможешь! Я тебя любил и считал своим лучшим другом. Зачем мне убивать одного предателя, когда меня предали все?
Новгородец встал и, грустно взглянул на Вадима, а затем, охваченный стыдом, схватил меч и бросился первым на варягов с криком:
- Умрем, но позора не примем!
Вадим, с горсткой своих единомышленников, бросился за другом. В их числе будет и Гореслава, переодетая в мужскую одежду. Через несколько минут все будет кончено. Все они, до единого, будут истреблены варягами у поселения Селиванова.

Посмотреть профиль

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения