milutka

форум милютинского района


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

ГЛАВА 10. ПРИБЫТИЕ В НОВГОРОД, РАССТАВАНИЕ С МОНАХОМ И ЗНАКОМСТВО С МАРИЕЙ

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Александр Багор


В основе наших поступков, на мой взгляд, всегда лежат два главных мотива, которые мы не всегда осознаем – влечение к женщине и желание стать великим или известным. Мы к чему-то стремимся, стараемся, не жалеем живота своего, а потом, вдруг, начинам понимать, что нам это и ненужно. Чудно наше бытие!
Наконец-то с моими попутчиками я прибыли в Новгород, где нам предстояло расстаться. Иноку надо было повстречаться по каким-то делам со старой княгиней Малуши. Я догадывался, что это были дела связанные с верой. В Киеве давно ходили слухи, что княгиня крещеная. Что касается витязя, то он о своих делах не распространялся и быстро со мною распрощался. Он спешил увидеться со своей старушкой - матерью, которую сильно любил и почитал. Терем знатного боярин.
Мне спешить было некуда, так как мне сказали, что князя и воеводы Добрыни уже более года нет в городе. Они бежали из Новгорода, опасаясь за свою жизнь, но должны скоро вернуться с наемниками. Опечаленный, я побрел искать, где остановиться на ночлег, а и заодно познакомиться с городом.
Время приближалось к полудню. Вольный город гудел хаосом разнообразных звуков: криком людей, ржанием лошадей, грохотом телег, проезжавших по деревянной бревенчатой мостовой.
Новгород был основан около 862 года, В нем проживало не менее тридцати тысячи душ, а всего на нашей матушки - Руси проживало на этот момент около миллиона человек. Городище располагалось на возвышенности. Внизу протекало озеро Ильмень. По его берегам были разбросаны поселения. Надежной защитой им служили непроходимые леса и болота. Жилища на поселениях располагались бессистемно, а сами поселения находились на значительном расстоянии друг от друга.
Первоначально поселения объединяли членов одного рода, но со временем возникли большие поселения, объединяющие членов нескольких родов. Вокруг города возведены были ограждения из заостренных бревен (остроги) и земляного вала. Центральная часть такого города-крепости, огороженная деревянной стеной, называлась кремль. В этой части города располагался княжеский двор. За этой стеной в срубленных из крепких бревен изб и теремах жил князь, его дружина, а также зажиточные и уважаемые люди города. Эта часть города была самой оживленной и шумной. Здесь, в глубине небольших торговых лавок был слышен стук маленьких молоточков, кующих золото. По одну и другую сторону улицы стояли многочисленные магазинчики галантерейщиков, суконщиков, мелких ремесленников. Зажав нос, я пересек мясной ряд и пошел вдоль длинного ряда торговых лотков, которые выстроились вдоль реки. На прилавках красовались булгарские пестрые сафьяновые сапоги, мордовские расшитые полотенца, карельские полосатые шерстяные вязаные чулки, яркие восточные шали и платки, женские украшения вятических мастеров из железа, меди, серебра и стекла, халаты из Хорезма, ковры из Персии. Товар был тот же, что и в Киеве. Отдельно стояли богатые лавки немецких и арабских купцов .
Дома в городе были большие и добротные, с резными окнами, ставнями и крылечками. Стены жилищ были срубными, бревенчатыми или сделанными из жердей, плах, обмазанных глиной с соломой. Форма жилища по периметру приближалась к квадрату. В зависимости от материала и способа обшивки дома земляные и наземные жилища делились на столбовые. Здесь по углам и посередине каждой стены ставились столбы и, к которым крепились жерди или плахи и срубные жилища - стены сделаны из бревен. Кровля дома была двускатной или односкатной с палицами, то есть переломом кровли. В бревенчатые фронтоны торцевых стен врубались горизонтальные бревна - слеги, которые несли кровлю. Для кровли употреблялся разный материал: солома, земля, тес, настилавшийся в перехлёст, или лемех (черепица) - короткие дощечки. Концы лемеха делались заостренными или закругленными, но чаще всего городчатыми, то есть в виде ступенчатых прямоугольных уступов. Кровля была безгвоздевой («самцовой»). Подобных домов было много на Руси. В сельском хозяйстве новгородцы не знали себе равных. Прежде подсечное земледелие повсюду заменилось трехпольем. Пахали уже они стальными наконечниками. Выращивали новгородцы, повсеместно различные культуры: пшеницу, рожь, овес, гречиху. Сажали в огородах различные овощи. Такие, как огурцы, свекла, горох, репа, капуста, лук, чеснок. В садах выращивали различные фрукты, такие, как яблоки, груши, вишню, черешню, сливы, крыжовник, смородину. В южных районах княжества возделывали виноград. Для производства ткани, сажали лен и коноплю. Содержали большие стада скота. Жители новгородского княжества с особых усердием занимались земледелием и поисками средств для жизни. В этом они намного превосходили нас, южных славян.
У каждого пригородного сельского жителя, около избы, окруженной плетнем или деревянными жердями, были свои небольшие огороды. Там зеленели стебли гороха, редьки, лука и расползались по грядкам шершавые листья огурцов.
Город Новгород, несомненно, был центром экономической, политической и духовной жизни. Горожанам, кроме ремесел, не чужды были занятия земледелием и скотоводством. Они использовали множество сельскохозяйственных орудий (лемехов плугов, мотыг, кос, серпов), ручных жерновов, ножниц для стрижки овец, большое количество костей домашних животных.
Напротив, сельское население занималось производством большинства «ремесленных» продуктов для удовлетворения собственных нужд: ткало ткани и шило одежду, производило гончарные изделия и т. п. В селах не производили только металлические орудия и украшения, изготовление которых требовало специальной подготовки и сложного оборудования.
Сей вольный город Новгород, хотя и покорился варягам, но тем не менее сохранил некоторые вольности в отличии от Киева. В делах важных или в опасностях государственных, народ сходился по-прежнему на вече, на общий совет и решал , что делать. Сильный в экономическом плане Новгород, всегда соперничал с Киевом. Под его властью были земли богатые мехами и через город проходили несколько торговых путей: через Смоленск и Киев шел путь на Черное море; от озера Ильмень Волховом можно было попасть в Балтийское море, а по реке Мсте добраться до Волги и до Каспийского моря .О сем мне поведал славный мореход Василий Буслаев.
Многие горожане были грамотны и на бересте писали друг другу письма, делали завещания, давали долговые расписки, писали челобитные-просьбы.
Осмотрев город, я нашел постоялый двор поближе к княжескому кварталу. По всем признакам, он был лучший в городе. Я потребовал себе ужин - яичницу на сале. Пока ее стряпали, я разговорился с хозяйкой, которая показалась мне довольно молодой и приглядной. Звали ее Мария. Она поведала мне о последних новгородских новостях и городских сплетнях, что молодой князь Владимир собирается с сильной дружиной вернуться назад из Нореги и готовится идти войной на брата Ярополка, чтобы отомстить за свое изгнание и смерть брата Олега. Мать, княгиня Малуши, противится этой войне и старается их всячески помирить:
- Хорошим - худо не бывает. Как не крути - быть войне между Киевом и Новгородом! - заключила бойкая хозяйка таверны,- и посмотрела на меня призывным и долгим взглядом .Было видно, что я ей сильно глянулся….
За этими новостями последовали другие: о постояльцах, ценах на базаре и о старом муже, который ее побивает и давно не спит с нею. Последняя новость меня заинтересовала, так как в ней я увидел скрытый намек трактирщицы на то, что она не прочь, чтобы я ее утешил. А мне это было сильно надо, так как за время моего путешествия женщин у меня не было, за исключением Прекрасы, ласки, которой, я никак не мог забыть и от этого сильно мучился. Хозяйка расстаралась и принесла еще жирный кусок баранины и глиняный сосуд хорошего вина за счет заведения. Сытно отужинав, я попросил Марию, так звали мою благодетельницу, показать мне мою горницу. Был уже поздний час. В таверне никого не было. Ее муж давно спал в соседнем с трактиром доме. Трактирщица мне мило улыбнулась. Она закрыла на засов входную дверь и завела меня в комнату, которая находилась рядом с входной дверью. Это была небольшая банька. Она предложила мне смыть дорожную грязь, а сама вышла.
С превеликим удовольствием я сбросил грязную одежду и залез в большую деревянную бочку с теплой водой. Тихо потрескивала свеча, я блаженствовал от воды и предстоящей близости с женщиной. Смыв с себя дорожную грязь, я растерся полотняным полотенцем. Когда я принялся вытирать свой детородный орган, он моментально набух и стал размером в огромную копченую селедку.
И тут двери распахнулись: передо мной стояла полунагая трактирщица. Может от долгого воздержания, а может, так и было - она мне показалась красавицей: роскошные вздернутые груди, подтянутый и круглый, как орешек зад, миленькое личико с пухленькими влажными губками. Словом, у нее было все, что мне нравилось в женщинах. Увидев мое копье - она замерла на несколько секунд, глаза ее округлились. Девица пала перед ним, как перед деревянным изваянием своего языческого Бога. Только здесь она не молилась и ничего не просила, а только высказывала ласками свою любовь. Мария его облизывала, покрывала ласками и поцелуями, давилась, засовывая его себе далеко в горло. Наступила быстро кульминация. Она жадно глотала мой нектар. Всё ее лицо, волосы на голове, грудь были мокрыми и в белых липких потеках. Мне показалось, что она в прострации. Женщина еще долго, как ребенка, целовала моего дружка и, что-то ему про себя беззвучно нашептывала.
Ее невольные старания не прошли даром. Мой «малец» в ее ласковых руках снова встрепенулся и дико вздулся. Мария, снова взяла на себя инициативу. Она крепко прижалась к нему своими роскошными и упругими грудями. Видно ей доставляло удовольствие ощущать, как упирается в живот теплый и пульсирующий гой мужчины. Но это продолжалось недолго. Изголодавшая по мужским ласкам женщина, обвила мое тело ногами и руками, ритмично задвигалась, все крепче и крепче сжимая свои объятия. Она напоминала мне удава, пытающегося задушить свою жертву. И тут наступила кульминация. Мы закончили одновременно, как звери с глухим рычанием…
-Я никогда прежде так себя не вела, - с трудом сказала Мария,
-На меня как будто что-то нашло,- и густо покраснев, добавила:
-Ты не обиделся?
-Ты глупышка, это так прекрасно!
-Я был бы не прочь умереть в объятиях такой женщины, как ты, - сказал я, нежно ее целуя. Она доверчиво, как щенок, прижалась ко мне. В ее глазах были слезы.

http://milutinskay-1876.forum2x2.ru/f1-forum

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения