milutka

форум милютинского района


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

'''ГЛАВА 10. ВОЙНЫ С ПЕЧЕНЕГАМИ, НОВЫЕ ГОРОДА…'''

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Александр Багор


Каждые два года, с изрядною периодичностью, на Русь приходили печенеги или половцы. И вот снова пришли печенеги из-за Сулы; Киевская рать выдвинулась к ним навстречу на Трубеж подле Переяславля. Князь Владимир пригласил в этот поход всех русских богатырей, но не один из них на его зов не откликнулся. Народные любимчики обиделись на конунга за то, что он держит несправедливо в темнице Василия.
Тогда князь бросил клич рыцарям удачи и обещал большое вознаграждение за этот поход. Те с радостью согласились. От войны к войне была их жизнь. В честь них киевский князь устраивал большие празднества. Им отвели лучшие жилища. Для их увеселения затевали праздники и пиршества, где столы ломились от яств и дичи. Заморские вина лились рекой… Прием, оказанный наемникам, сильно рассердил киевские и новгородские дружины. Однажды вечером, как это часто бывает среди стоящих бивуаком войск, во время игры в кости между киевским дружинником и наемником завязалась драка. Киевляне только этого случая и ждали. Кликнули на помощь своих товарищей: вся киевская рать поднялась, чтобы проучить грубиян-наемников. Привлеченные шумом рыцари удачи, прервав пиршество, высыпали на улицы города, где на них тотчас же напали люди из киевской рати. Завязалась драка. Эта пустячная стычка между союзниками обошлась обеим сторонам в десятки убитых и покалеченных. Особенно буйствовали в этой драке дружинники Василия Буслаева. Вооружившись тяжелыми дубовыми оглоблями и, прислонившись к стене спинами, они прикончили не менее полутора десятка рыцарей удачи.
Взбешенные и оскорбленные наемники хотели было вернуться домой, но конунг и Добрыня пообещали им удвоить вознаграждение за поход и они остались. Но они даже думать забыли о войне с печенегами и мечтали только о том, как перебить княжескую дружину.
Наконец решено было выступить в поход. Киевская рать выдвинулась к реке Трубеж подле Переславля.
Князь Владимир ехал во главе киевской дружины на своем любимом вороном жеребце, по кличке Лютый. Он был хмурым и чем-то недовольным. Всадники- копейщики шли плотными рядами держа свои копья, воткнутыми в нижний конец петли у стремени. На каждом копье был цветной треугольный флажок. В первой сотне – красный, во второй синий, в третьей пестрый, в четвертой черный, в пятой зеленый. В пяткиевских дружинников. Кони у них все были лохматые, с длинными гривами, а седла с высокой лукой. На седлах они сидели, высоко подобрав ноги и согнувшись, как дикая кошка перед прыжком. Колпаки у них были волчьи или лисьи. Среди них было много печенегов. Они шли воевать со своими сородичами, но им на это было наплевать. Они служили любому и убивали за вознаграждение. Таковы законы и превратности войны.
Вскоре противники встретились.Русские стали на одной стороне реки, а печенеги на другой. Печенеги, посмеивались, над громоздкостью
киевской рати и их союзниками: многочисленными повозками с продовольствиями, походными кузницами, повозками с шатрами, котлами и прочей утварью. Их подвижное войско имело при себе одну лишь легкую поклажу: кожаные мешки с сушеным мясом и мукой, притороченные к седлу лошади. Они прекрасно довольствовались этими довольно скудными запасами и были мобильны и маневренны.
Кочевники не были притязательны в еде; муку они разводили водой из ручья и пекли из нее на раскаленных камнях лепешки, заедая их сушеным мясом. Обе армии построились друг против друга на разных берегах, но не одна из сторон, ни шла на сближение и форсирование реки, ибо, место для конного боя было очень не удачным; так простояли они друг против друга около месяца.
Поскольку, печенеги, видимо, не собирались менять выгодную позицию, а киевская рать не хотела давать бой, там, где трудно было развернуться, то противники оставались каждый на своей стороне реки, ожидая, кто первым оставит позицию. Дело ограничилось
мелкими вылазками пехоты, происходившими, главным образом ночью.
Одним словом, было не понятное противостояние - ни те и ни другие не смели перейти на сторону противную. Тогда князь печенежский подъехал к реке, кликнул Владимира и сказал ему:
- Князь! Выпусти своего мужа, а я - своего, пусть борются. Если твой муж ударит моим, то не будем воевать три года; если же наш ударит, то будем воевать три года.
Владимир согласился, и, вернувшись в стан, послал бирючей кликать клич по всем палаткам:
- Нет ли кого, кто б взялся биться с печенегом? И никто нигде не отозвался. На другой день приехали печенеги и привели своего бойца, а с русской стороны никого не было. Начал тужить Владимир, послал опять по всем ратникам, - и вот пришел к нему один старик и сказал:
- Князь-батюшка! Есть у меня один сын меньшой дома; с четырьмя вышел я сюда, а тот дна хозяйстве остался; с детства никому еще не удалось им ударить; однажды я его журил, а он мял кожу: так в сердцах он разорвал ее руками. Князь обрадовался, послал за силачом и рассказал ему, в чем дело; тот отвечал:
- Светлейший! Я не знаю, смогу ли сладить с печенегом; пусть меня испытают: нет ли где быка большого и сильного? Нашли быка, разъярили его горячим железом и пустили; когда бык бежал мимо силача, то схватил его рукою за бок и вырвал кожу с мясом, сколько мог захватить рукою. Владимир сказал:
- Можешь бороться с печенегом! На другой день пришли печенеги и стали кликать:
- Где же ваш боец, а наш готов! Владимир велел вооружиться своему, и вскоре оба бойца выступили друг против друга. Выпустили печенеги своего, великана страшного, и когда выступил боец Владимиров, то печенег стал смеяться над ним, потому что тот был среднего роста; размерили место между обоими полками и пустили борцов: тут они схватились и стали крепко жать друг друга; русский, наконец, сдавил печенега в руках до смерти и ударил им о землю; раздался крик в полках, печенеги побежали, русские погнали за ними. Владимир обрадовался, заложил город на броде, где стоял, и назвал его Переяславлем, потому что борец русский перенял славу у печенежского; князь сделал богатыря вместе с отцом знатными мужами.
Беспрерывные нападения степных варваров заставили Владимира подумать об укреплении русских владений с востока и юга.
- Худо, что мало городов около Киева, - сказал он и велел строить города по рекам Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне; Владимир начал набирать туда лучших мужей от славян: новгородцев, кривичей, чуди и вятичей. В самом начале эти новые города были не что иное, как военные острожки, подобные небольшим укреплениям, необходимые для защиты от варварских нападений,Владимир набрал храбрейших мужей, способных для военного поселения. Так зарождались на Руси новые города.
Пограничные города Южной Руси получили народонаселение с севера, которое, как видно, считалось храбрейшим. Следовательно, северное народонаселение дало средство князю к подчинению себе югу, оно же дало им средство и к защите южных русских владений от степных варваров; характер народонаселения восточной и южной окраины, или украйны: изначала это сбродное, созванное отовсюду народонаселение из самых удалых людей; отсюда объясняется отчасти и казачество на юге, и беспокойный дух северского народонаселения, ибо сюда беспрерывно подбавлялись новые толпы подобных людей. Из самых близких к Киеву городов были построены Владимиром Василев на Стугне и Белгород на Днепре; Белгород он особенно любил и населил его: - ----От иных городов много людей я свел в него,- сказал мне как-то князь с гордостью. Конечно, жители привлекались на новые места особенными льготами; лучшие, т.е. самые удалые, которым скучно было сидеть дома без свойственного им занятия, разумеется, привлекались на границу, кроме льгот, еще надеждою беспрестанной борьбы; кроме того, жителям бедного севера лестно было переселиться на житье в благословенные уголки украинские.

http://milutinskay-1876.forum2x2.ru/f1-forum

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения